Олимпиада «физтех»

Первые намеки на Новую физику

За последнее время в физике прекрасных и очарованных кварков было получено много интересных результатов. В принципе, распады c- и b-кварков очень разнообразны, уже удалось наблюдать несколько сотен каналов их распадов

Но все же, как было сказано выше, самое важное — это увидеть что-то, что не соответствует предсказаниям СМ. И вот недавно некоторый намек на Новую физику в этой области возник

Вообще-то за последнее время было уже несколько намеков на Новую физику. В ЦЕРНе, в экспериментах ATLAS и CMS был получен намек на новую очень тяжелую частицу. Через некоторое время статистика была увеличена, и на новых данных сигнал не подтвердился. Затем в тех же экспериментах увидели намек на рождение еще одного, более тяжелого, бозона. И опять при увеличении статистики сигнал не подтвердился. Это было огромным разочарованием для физического сообщества. Результаты, не объяснимые в рамках СМ, бывали и раньше, но все же не столь впечатляющие и не столь обнадеживающие.

Среди физиков давно идет спор, в каком случае новые результаты должны быть представлены общественности. Трудно удержаться, чтобы не заявить, что наблюдается интересный сигнал, даже его достоверность не слишком высока. Однако если физики обычно понимают, что какой-то сигнал с большой вероятностью может и не подтвердиться, то общественность этого не понимает. Тут необходим баланс между открытостью и ненужной сенсационностью

В любом случае важно объяснять, какой результат не очень надежен, а какой достоверен почти на 100%

Возвращаясь к физике тяжелых кварков, нужно сказать, что очередной намек на Новую физику появился в распадах B-мезонов. Надежность этого результата пока не очень велика. Однако результат очень интересный и уже имеет немалую статистическую значимость. Надо сказать, что в рамках СМ можно проводить вычисления с высокой точностью. Иногда точность бывает высочайшей, иногда не очень высокой — но не потому, что формулы неточные. Просто некоторые вычисления технически очень сложны. В таких случаях обычно удается оценить, какая точность вычислений достигнута. Тогда получают значение и его неточность (погрешность вычисления), например, 5%.

Так вот, целый ряд измерений относительных вероятностей распадов В-мезонов указывает на различие свойств лептонов. В СМ существуют три лептона: электрон, мюон и t-лептон (не считая их античастиц) и предполагается, что три лептона во всех процессах должны вести себя одинаково. В рамках этого предположения можно посчитать вероятности распадов В-мезонов с лептонами в конечном состоянии и сравнить их с экспериментом. В нескольких экспериментах, в частности на B-фабриках Belle и BaBar, а также на Большом адронном коллайдере получаются различия между расчетами и экспериментальными измерениями. Причем все полученные экспериментальные значения меньше теоретических предсказаний. Естественным объяснением может служить то, что лептоны образуются в процессах, не учтенных в СМ. Такое различие в поведении лептонов назвали нарушением «универсальности лептонного числа».

К сожалению, проведенные экспериментальные измерения имеют большую погрешность и, как следствие, разница между экспериментом и теорией не имеет высокой значимости, пока это лишь намек. Но и пренебречь этим нельзя — полученная разница уже выше стандартного порога, который физики используют, чтобы квалифицировать это как «свидетельство». Пока еще не «наблюдение», для которого установлен более высокий порог, но уже кое-что. Есть и еще одна проблема — нет полной ясности в том, насколько точно проведены теоретические вычисления. Их точность оценивается как очень высокая, но сомнения все же есть. Обсуждается возможность дополнительных поправок, которые не были аккуратно учтены. Вопрос остается открытым: была ли это статистическая флуктуация и разница исчезнет при увеличении статистики, были ли недостаточно точно проведены вычисления или это будет первым наблюдением Новой физики в виде нарушения лептонной универсальности. Уже и теоретики предложили целый ряд моделей Новой физики, в рамках которых можно объяснить эти отклонения: новые тяжелые векторные мезоны, лептокварки, заряженные бозоны Хиггса и некоторые другие объяснения.

Эксперимент с двойной щелью

Эксперимент с двумя щелями — это просто невероятно простой и загадочный эксперимент. Вот в чем он заключается. Ученые размещают экран с двумя щелями напротив стены и выстреливают пучком света через щель, чтобы мы могли видеть, где он будет падать на стену. Поскольку свет — это волна, он создаст определенную дифракционную картину, и вы увидите полоски света, рассыпанные по всей стене. Хотя щели было две.

Но частицы должны реагировать иначе — пролетая через две щели, они должны оставлять две полоски на стене строго напротив щелей. И если свет — это частица, почему же он не демонстрирует такое поведение? Ответ заключается в том, что свет будет демонстрировать такое поведение — но только если мы захотим. Будучи волной, свет пролетает через обе щели одновременно, но будучи частицей, он будет пролетать только через одну. Все, что нам нужно, чтобы превратить свет в частицу — измерять каждую частицу света (фотон), пролетающую сквозь щель. Представьте себе камеру, которая фотографирует каждый фотон, пролетающий через щель. Этот же фотон не может пролетать через другую щель, не будучи волной. Интерференционная картина на стене будет простой: две полоски света. Мы физически меняем результаты события, просто измеряя их, наблюдая за ними.

Это называется «эффект наблюдателя». И хотя это хороший способ закончить эту статью, она даже поверхностно не копнула в совершенно невероятные вещи, которые находят физики. Есть куча вариаций эксперимента с двойной щелью, еще более безумные и интересные. Можете поискать их, только если не боитесь, что квантовая механика засосет вас с головой.

Недостающие части

Главная причина уверенности физиков в том, что Стандартная модель — часть чего-то большего в этой истории — это бозон Хиггса. А точнее, его огромная и кажущаяся неестественной масса. В уравнениях Стандартной модели Хиггс связан со многими другими частицами. Эта связь дает частицам массу, позволяя им, в свою очередь, менять значение массы Хиггса, как в перетягивании каната. Некоторые участники этого перетягивания чрезвычайно сильные — гипотетические частицы, которые отвечают за гравитацию, могут вносить (или уносить) до 10 миллионов миллиардов ТэВ в массу Хиггса — но каким-то образом его масса заканчивается на 0,125 ТэВ, словно участники перетягивания каната заканчивают процесс чистой ничьей. Кажется абсурдным, если только не найти разумное объяснение этому равенству.

Предложенная в начале 1980-х годов теория суперсимметрия могла бы с этим справиться. Она утверждает, что на каждый «фермион», существующий в природе — частицу материи, вроде электрона или кварка, который добавляет массе Хиггса — есть суперсимметричный «бозон», частица-переносчик силы, которая вычетает из массы Хиггса. Таким образом, каждый участник перетягивания каната обладает равной силой и Хиггс естественным образом стабилизирован. Теоретики предложили альтернативные предложения по достижению естественности, но у суперсимметрии есть дополнительные аргументы в свою пользу: она приводит к тому, что силы трех квантовых взаимодействий идеально сливаются при высоких энергиях, предполагая, что они были объединены во время рождения вселенной. И она предлагает инертную, стабильную частицу с массой, которая идеально подошла бы для темной материи.

Отсюда и возникло удивление, когда суперсимметричные партнеры известных частиц не показались — сначала на Большом электрон-позитронном коллайдере в 1990-х, потом на Тэватроне в 1990-х и начале 2000-х, а теперь и на БАК. По мере того, как коллайдеры выходили на все более высокие энергии, расширялась пропасть между известными частицами и их гипотетическими суперпартнерами, которая должны быть намного тяжелее, чтобы избегать случайного обнаружения. Наконец, суперсимметрия стала настолько «сломанной», что влияние частиц и их суперпартнеров на массу Хиггса больше не компенсировалось, и суперсимметрия не стала решением проблемы естественности. Некоторые эксперты думают, что мы уже прошли нужную точку. Другие предлагают расширить свободу определения ряда факторов, причем это происходит уже сейчас, вместе с тем, как ATLAS и CMS исключают стоп-кварк — гипотетический суперпартнер топ-кварка с 0,173 ТэВ — до массы в 1 ТэВ. Это почти шестикратное несоответствие между топ- и стоп-кварками в перетягивании каната. Даже если стоп тяжелее 1 ТэВ существует, он будет слишком сильно тянуть Хиггса, чтобы решить проблему, для которой он появился в теории.

И хотя некоторые могут сказать, что уже хватит, другие продолжают цепляться за ниточки. Среди многочисленных суперсимметричных расширений Стандартной модели есть и более сложные версии, в которых стоп-кварки тяжелее 1 ТэВ сговорились с дополнительными суперсимметричными частицами, чтобы уравновесить топ-кварк и настроить массу Хиггса. У этой теории так много вариантов, или отдельных «моделей», что убить ее наверняка практически невозможно. Джо Инкандела, физик Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, который объявил об открытии бозона Хиггса от лица коллаборации CMS в 2012 году и ныне руководит исследованиями на тему стоп-кварка, говорит, что «если вы что-то видите, можно сделать независимое от модели заявление, что вы что-то видите. Если вы ничего не видите, будет сложнее».

Частицы могут скрываться в укромных уголках и трещинах. Если, например, стоп-кварк и легчайшее нейтралино (суперсимметричный кандидат для темной материи) будут иметь примерно одну массу, они могут оставаться в тени. Дело в том, что когда стоп-кварк рождается в процессе столкновения и распада, порождающем нейтралино, очень мало энергии будет высвобождено, чтобы принять форму движения. «Когда распадается стоп, где-то сидит и частица темной материи, — объясняет Кайл Кранмер из Нью-Йоркского университета, член ATLAS. — Вы ее не видите. Поэтому в таких регионах и искать нечего». В таком случае стоп-кварк с массой ниже 0,6 ТэВ может скрываться в данных.

Экспериментаторы попытаются залатать эти лазейки в ближайшие годы, ну или раскопать скрытые частицы. В то же время теоретики готовы смириться с тем, что природа не показывает, в каком направлении можно было бы двигаться. Ситуация очень запутанная.

О мегапроектах

— Как я понимаю, на смену приходит ваш новый совместный проект с Китаем — фюзеляжный самолет CR. Говорят о нем давно, много графических проектов. Когда мы увидим его «живым»?

— В 2023 году мы должны обеспечить первый полет. Два-три года уйдет на сертификацию, соответственно, в 2025–2026 годах самолет должен поступить в авиакомпании Китая и России.

Проект очень амбициозный, идет успешно. Сейчас стадия эскизного проектирования. Проект, конечно, в очень конкурентной нише. Сложно найти решения, которые позволят выдержать конкуренцию с тем же Boeing и Airbus. Будут стоять новые двигатели, мы будем использовать больше композитов.

слюсарь

Модель российско-китайского широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета CR929

Фото: ТАСС/Смитюк Юрий

— В части производства двигателей удалось обеспечить конкурентоспособность, если говорить о самолете МС-21?

— С «Сатурном» (речь о двигателестроительной компании ПАО «ОДК-Сатурн». — iz.ru) мы получаем двигатели SaM146 российско-французской разработки. Двигатель современный, надежный, показывает соответствие заявленным характеристикам. Конечно, мегапроект — это двигатель ПД-14. «Мега» — в том смысле, что он нацелен на самую емкую нишу рынка. Кроме того, там огромное количество инноваций применено.

Испытания проходят успешно. Сертификат первый обещают получить до конца года, и мы этому очень рады. Со 2019 года мы начнем уже испытания МС-21 на двигателе ПД-14.

— Когда мы увидим МС-21 в небе? Заказы подписаны уже твердой рукой?

— Да, заказы подписаны твердой рукой, интерес к самолету большой и внутри страны, и за ее пределами. В 2020-м мы должны завершить программу испытаний — необходимо совершить свыше 100 полетов. Два опытных образца уже построены и летают, еще два будут готовы в самое ближайшее время, подключим их к испытаниям. Один самолет собран для статических испытаний в Центральном аэрогидродинамическом институте имени профессора Н. Е. Жуковского. Будет собран еще образец, для того чтобы наработать необходимый к началу эксплуатации ресурс. В общем, идем в графике. Программа, конечно, крайне сложная, в силу того что мы осознанно пошли на большое количество инноваций, которые требуют подтверждения в процессе испытания.

— Есть объективное восприятие результатов испытаний — это данные датчиков, других приборов. Субъективное — это мнение летчиков испытаний. Что они говорят?

— Они очень довольны машиной. Говорят, что она действительно кардинально отличается от аналогов, как и опыт пилотирования — там стоит так называемая активная ручка. В общем, это другой самолет с другими ощущениями.

слюсарь

Российский пассажирский самолет МС-21-300 («Магистральный самолет XXI века»)

Фото: ТАСС/Белякова Татьяна

Очередная веха коллайдера

В 2018 году Большой адронный коллайдер завершил очередной четырехлетний сеанс работы Run 2. В техническом плане этот год был вполне успешным (рис. 1). Хотя по ходу работы возникали непредвиденные препятствия, специалисты находили пути в обход и продолжали набирать статистику ударными темпами. Детекторы ATLAS и CMS накопили в 2018 году по 66 fb−1 каждый, превысив исходный план. Полная интегральная светимость, набранная за весь сеанс Run 2, составила по 150 fb−1 в каждом из них. Теперь экспериментальные коллаборации будут в течение нескольких лет обрабатывать эти данные и регулярно сообщать о новых результатах.

Не лишним будет снова напомнить, что в современной физике элементарных частиц (ФЭЧ) превращение сырых данных в четкие научные результаты длинный, сложный и трудоемкий процесс. Между сеансом набора данных и выходом научных статей проходят уже даже не месяцы, а годы. Большинство публикаций LHC в 2018 году по-прежнему базировались на статистике 2015–2016 годов. И хотя в 2017 и 2018 годах было накоплено втрое больше данных, они будут обрабатываться еще как минимум год-два. Причина такой задержки — постоянно возрастающая сложность вкупе с ограниченными ресурсами. Детекторы стареют, в них добавляются новые элементы, все это приходится заново калибровать, а затем обновлять программы моделирования детектора. Эта работа не только требует человеческих и компьютерных ресурсов, но и не позволяет просто так объединять данные разных лет, ведь инструментальные характеристики меняются год от года. Наконец, данные надо сравнивать с результатами численного моделирования в рамках чистой Стандартной модели, которое приходится проводить снова и снова. Без всего этого невозможно ответственно сказать, видим ли мы в данных что-то новое или нет.

В плане научных результатов Большого адронного коллайдера, кардинального измерения в 2018 году не произошло

Была проведена обширнейшая программа по изучению свойств бозона Хиггса — очень важной, но все еще плохо изученной частицы. После пяти лет измерений наконец-то были надежно открыты все основные каналы рождения и распада этой частицы, причем для этого экспериментаторам приходилось проявлять недюжинную смекалку

Измеренная на LHC интенсивность этих процессов в пределах погрешностей совпадала с ожиданиями Стандартной модели. Иными словами, никаких ярких эффектов Новой физики, за которыми охотится коллайдер, по-прежнему не видно.

Зато можно отметить обострившееся в 2018 году расхождение между тем, как экспериментаторы и теоретики воспринимают эти результаты. Для экспериментаторов такие измерения, как регистрация распада бозона Хиггса на b-анти-b пару (рис. 2) или рождение системы топ-антитоп-Хиггс, стали триумфальным завершением многолетних усилий. В своих сообщениях ЦЕРН и коллаборации не скрывают гордости за полученные результаты. Для теоретиков же они, а точнее — их полное согласие с предсказаниями Стандартной модели, символизировали очередной крах надежд на скорое открытие Новой физики (см. новость Процесс рождения ttH окончательно открыт, но уже не вызывает энтузиазма теоретиков).

Ничего экстраординарного не произошло и в других пунктах научной программы коллайдера. Были опубликованы сотни статей с измерениями свойств топ-кварков и других известных частиц, а также отчеты о поисках суперсимметрии, новых частиц, новых взаимодействий, и вообще любых отклонений от предсказаний Стандартной модели. В данных CMS встречались любопытные намеки на такие отклонения при 28 ГэВ и при 95 ГэВ, однако они не вызвали ажиотажа даже среди теоретиков. Можно однозначно сказать, что никаких достоверных проявлений Новой физики пока не выявлено.

Здесь, впрочем, необходимо вновь напомнить, что на сегодняшний день обработана лишь небольшая часть всей статистики сеанса Run 2. Никто не может исключить, что через год-два обнаружится какая-то новая аномалия в данных Run 2 или окрепнет старая. Так, до сих пор не обновлены данные LHCb по загадочным отклонениям в распадах B-мезонов (две проблемы с лептонной универсальностью и настойчивое расхождение теории и эксперимента в редких распадах). Для очень многих теоретиков эти отклонения сейчас — самая большая надежда на Новую физику. К тому же, в 2018 году стартовал обновленный эксперимент Belle II на японском электрон-позитронном коллайдере SuperKEKB, который тоже поможет подтвердить или опровергнуть эти аномалии

Так что в ближайшие год-два к этим двум экспериментам будет приковано пристальное внимание

Новую физику обещают тяжелые кварки

Одним из направлений исследований на коллайдерах с большой интенсивностью — большим числом ускоренных и собранных в узкий пучок частиц — является изучение тяжелых кварков. Тяжелыми называют три кварка, имеющие большую массу: c-кварк, b-кварк и t-кварк. Их название происходит от слов «очарованный» (charm), «прекрасный» (beauty) и «верхний» (top). Физики любят использовать красивые названия. Самый тяжелый среди известных частиц, t-кварк, это чрезвычайно интересный объект. Но его свойства сильно отличаются от свойств двух других тяжелых кварков, c-кварка и b-кварка. В одной короткой статье нет возможности обсудить столь разные объекты, поэтому здесь нужно ограничиться рассказом о том, что нового происходит в исследовании свойств c-кварка и b-кварка.

Последние десятилетия идет соревнование, кто построит коллайдер, на котором можно произвести больше частиц, включающих c- и b-кварки. В начале 1990-х годов счет таких так называемых очарованных и прекрасных частиц шел на сотни тысяч, затем на миллионы. Сегодня на коллайдерах рождаются десятки и даже сотни миллиардов прекрасных и очарованных частиц

Разумеется, важно не только произвести, но и зарегистрировать (или, как говорят, реконструировать) распады этих частиц. Для этого разрабатываются все более сложные детекторы

Интересно отметить, что физики обычно строят два очень похожих эксперимента, которые должны соревноваться между собой. Хотя это вдвое дороже, однако в конечном итоге конкуренция окупается. Конкуренция позволяет быстрее развивать технологии коллайдеров и детекторов, отсеивать ошибочные результаты.

На сегодняшний день большие объемы данных по распадам частиц, включающих c— и b-кварк, накоплены на экспериментах Belle (Япония) и BaBar (США). Эти эксперименты несколько лет назад остановлены. В 2018 году должен стартовать модернизированный Belle II, который позволит увеличить производительность по сравнению с Belle примерно в 50 раз. Изучение c-кварка активно ведется в Китае на эксперименте BES III. Большая статистика по распадам тяжелых кварков накоплена на тэватроне в США в экспериментах D0 и CDF, которые также уже остановлены. Но самый большой объем реконструированных прекрасных и очарованных частиц имеется в ЦЕРНе (Швейцария) в экспериментах CMS, ATLAS и LHCb. Надо отметить, что эксперимент LHCb специально построен именно для изучения тяжелых кварков.

Архив новостей

По темам

Антропология, Арахнология, Археология, Астрономическая научная картинка дня, Астрономия, Астрофизика, Биоакустика, Биоинформатика, Биология, Биология развития, Биомеханика, Бионанотехнологии, Бионика, Биотехнологии, Биофизика, Биохимия, Ботаника, Видообразование, Вирусология, Вулканология, Генетика, География, Геология, Геофизика, Геохимия, Геронтология, Герпетология, Гидродинамика, Гляциология, Гравитационная линза, Демография, Зарождение жизни, Затмения, Зоология, Иммунология, Информационные технологии, История, История науки, Ихтиология, Карцинология, Климат, Когнитивная наука, Космические исследования, Космология, Космос, Кристаллография, Лингвистика, Математика, Материаловедение, Медицина, Методология науки, Микология, Микробиология, Минералогия, Молекулярная биология, Нанотехнологии, Наука в России, Наука и общество, Наука и техника, Науки о Земле, Нейробиология, Нейроинформатика, Нейролингвистика, Нобелевские премии, Океанология, Онкология, Оптика, Орнитология, Палеонтология, Палеоэкология, Палеоэнтомология, Паразитология, Политология, Почвоведение, Психология, Систематика, Социология, Стволовые клетки, Телескопы, Темная материя, Фармакология, Физика, Физиология, Химия, Циркадные ритмы, Черные дыры, Эволюция, Эволюция галактик, Экзопланеты, Экология, Экономика, Эмбриология, Энергетика, Энтомология, Этнография, Этология

Свернуть

Все темы

По авторам

Валентин Анаников, Ольга Баклицкая-Каменева, Дарья Баранова, Вера Башмакова, Александр Бердичевский, Александр Березин, Антон Бирюков, Максим Борисов, Ольга Вахрушева, Варвара Веденина, Александр Венедюхин, Кирилл Власов, Михаил Волович, Эдуард Галоян, Михаил Гарбузов, Алексей Гиляров, Ольга Гилярова, Дмитрий Гиляров, Сергей Глаголев, Михаил Гопко, Евгений Гордеев, Анастасия Горелова, Николай Горностаев, Владимир Гриньков, Дмитрий Дагаев, Ира Демина, Татьяна Долгова, Мария Елифёрова, Юрий Ерин, Анастасия Еськова, Дмитрий Жарков, Андрей Журавлёв, Дмитрий Замолодчиков, Никита Зеленков, Денис Земледельцев, Игорь Иванов, Вячеслав Калинин, Анна Каспарсон, Павел Квартальнов, Анастасия Кириллова, Мария Кирсанова, Дмитрий Кирюхин, Дмитрий Кнорре, Александр Козловский, Сергей Коленов, Людмила Колупаева, Юлия Кондратенко, Андрей Коньков, Артём Коржиманов, Ольга Кочина, Юлия Краус, Леонид Кузьмин, Владимир Кукулин, Аркадий Курамшин, Виталий Кушниров, Иван Лаврёнов, Алексей Левин, Дмитрий Леонтьев, Андрей Логинов, Полина Лосева, Сергей Лысенков, Лейла Мамирова, Александр Марков, Мария Медникова, Елизавета Минина, Александр Мироненко, Юлия Михневич, Вадим Мокиевский, Григорий Молев, Тарас Молотилин, Антон Морковин, Марат Мусин, Вера Мухина, Максим Нагорных, Елена Наймарк, Антон Нелихов, Александра Нечаева, Алексей Опаев, Алексей Паевский, Андрей Панкратов, Анастасия Пашутова, Пётр Петров, Александр Пиперски, Константин Попадьин, Сергей Попов, Роман Ракитов, Жанна Резникова, Татьяна Романовская, Александр Самардак, Наталия Самойлова, Вероника Самоцкая, Александр Сергеев, Андрей Сидоренко, Илья Скляр, Виктория Скобеева, Даниил Смирнов, Павел Смирнов, Олег Соколенко, Дарья Спасская, Михаил Столповский, Владислав Стрекопытов, Любовь Стрельникова, Дмитрий Сутормин, Алёна Сухопутова, Алексей Тимошенко, Александр Токарев, Кристина Уласович, Антон Ульяхин, Ольга Филатова, Александр Храмов, Мария Шнырёва, Илья Щеглов, Динар Юнусов, Александр Яровитчук, Светлана Ястребова, Сергей Ястребов

Свернуть

Все авторы

По месяцам

2020
I, II, III

2019
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2018
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2017
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2016
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2015
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2014
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2013
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2012
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2011
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2010
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2009
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2008
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2007
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2006
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

2005
I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X, XI, XII

Свернуть

Все даты

Задания 2019 года

  • Математика. Условия, решения и критерии 9 класса. Билеты 1-2, билеты 9-10.
  • Математика. Условия, решения и критерии 10 класса. Билеты 3-4, билеты 11-12.
  • Математика. Условия, решения и критерии 11 класса. Билеты 5-8, билеты 13-16.
  • Математика. Критерии определения победителей и призёров.
  • Физика. Условия, решения и критерии 9 класса
  • Физика. Условия, решения и критерии 10 класса
  • Физика. Условия, решения и критерии 11 класса
  • Физика. Критерии определения победителей и призёров.
  • Онлайн-разбор олимпиады по математике 2019 года. 9 класс. Билеты 1-2, билеты 9-10.
  • Онлайн-разбор олимпиады по математике 2019 года. 10 класс. Билеты 3-4, билеты 11-12.
  • Онлайн-разбор олимпиады по математике 2019 года. 11 класс. Билеты 5-8, билеты 13-16.
  • Онлайн-разбор олимпиады по физике 2019 года. 11 класс. Варианты 1-4, варианты 5-8.
  • Онлайн-разбор олимпиады по физике 2019 года. 10 класс. Варианты 1-2, варианты 3-4.
  • Онлайн-разбор олимпиады по физике 2019 года. 9 класс

Новая надежда

Многие теоретики частиц теперь признают давно наметившуюся возможность: что масса бозона Хиггса просто неестественна — ее малая величина обусловлена случайной, прекрасно налаженной компенсацией в космическом перетягивании каната — и что мы наблюдаем такое особенное свойство, поскольку от него зависит наша жизнь. В таком случае, существует множество вселенных, в каждой из которых комбинация эффектов совершенно случайна. Из всех этих вселенных атомы формируются лишь в тех, где случайно появляется легкий бозон Хиггса, а значит, и рождаются живые существа. Но такой «антропный» аргумент ненавидят за то, что его невозможно проверить.

Аркани-Хамед говорит, что «есть много теоретиков, включая меня, которые думают, что мы живем в совершенно уникальное время, когда все вопросы — гигантские, структурные, без подробностей о следующей частице. Мы должны быть счастливы жить в такое время — даже если при нашей жизни не будет серьезного, проверенного прогресса».

Пока теоретики возвращаются к доскам, 6000 экспериментаторов CMS и ATLAS упиваются данными из ранее неизведанной области. «Кошмар? Что вы имеете в виду?», говорит Спиропулу, имея в виду негодование теоретиков на тему кошмарного сценария. «Мы исследуем природу. Наверное, у нас нет времени думать о разного рода кошмара, поскольку мы тонем в данных и очень этому рады».

Есть надежда, что новая физики еще проявит себя. Но и не обнаружить ничего, с позиции Спиропулу, это что-то да обнаружить — особенно если вместе с этим погибнут громкие идеи.

Эксклюзив

Зажигательное увлечение: что вы знаете о сцинтиллофилии

Технологии

00:00, 21 марта 2020
1 192

«Сильная доза радиации»: взрыв Бетельгейзе выведет из строя электронику

Космос

21:20, 28 февраля 2020
692

Круговая оборона: как банки защищают деньги россиян от хакеров

Технологии

00:00, 28 февраля 2020
112 499

В Сбербанке спрогнозировали скорое влияние ИИ на кадровые решения

Технологии

11:11, 04 февраля 2020
250

Искусственный интеллект сможет принимать социально значимые решения

Технологии

00:00, 04 февраля 2020
63 929

В РАН изобрели инновационный ополаскиватель для полости рта

Наука

00:00, 28 января 2020
516

Об авиации для дальневосточников

— Одна из ключевых проблем Дальнего Востока — транспортная доступность. Очевидно, что авиаперевозки здесь будут в приоритете. В чем здесь задача ОАК? Может ли корпорация предложить решение для этого региона?

— В глобальной задаче по повышению транспортной мобильности, которая поставлена президентом, наша зона ответственности — создание парка современных российских воздушных судов. В том числе ориентированных на специфические потребности Дальнего Востока, Крайнего Севера, Сибири.

слюсарь

Президент ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация» (ОАК) Юрий Слюсарь на международной выставке «Гидроавиасалон-2018»

Фото: ТАСС/Лысцева Марина

— Мы слышим о таких проектах, как МС-21, Sukhoi Superjet. Но на Дальнем Востоке потребуются машины поменьше.

— Вы перечислили скорее масс-маркет — самолеты, которые должны поступить на мировой рынок, там, где спрос измеряется сотнями машин. В случае с нишевым продуктом спрос, конечно, меньше. Но мы и здесь должны присутствовать. К примеру, самолеты Ил-114. Потребность рынка в них — от 50 до 100 машин. Они абсолютно безальтернативны в условиях Дальнего Востока. Есть, конечно, вариант купить западную технику подобного рода. Там стоимость будет порядка $3–4 млрд, столько же в течение 12–15 лет потратим на обслуживание. Деньги должны остаться в стране.

— На какой стадии находится проект модернизации Ил-114 — ранее министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров заявил, что новый самолет может начать полеты в 2022 году?

— В 2019 году мы осуществим первый полет модернизированного самолета с новым бортовым комплексом электронного оборудования, на новых двигателях. У нас в салоне будет установлена большое количество современных систем. Там будет новый интерьер, более эргономичный. Мы дадим машине новое дыхание. На рынке турбовинтовых самолетов, о котором мы сейчас говорим, она должна занять свою нишу.

— Емкость рынка достаточно большая. А заказчики потенциальные уже есть?

— Есть. Как правило, это региональные компании, которые сейчас эксплуатируют подобную технику. Тут два типа парков: либо старый (Ан-24 и Ан-26), который в советское время обеспечивал треть всего пассажиропотока, либо новый — в силу отсутствия отечественных аналогов авиакомпании были вынуждены покупать иностранную технику (самолеты компании ATR и Bombardier Q400). Как раз в эту целевую нишу мы идем.

Мы работаем в тесном сотрудничестве с авиакомпаниями, чтобы понимать, какие нужны характеристики машины — начиная от технического облика, заканчивая компоновкой салона.

слюсарь

Самолет Ил-114 Т

Фото: РИА Новости/Сергей Мамонтов

— А что со стоимостью? Насколько она будет ниже западных аналогов, в том числе украинского Ан-148? Они заявляли о новом проекте подобной машины.

— Ан-148 пока еще производится у нас в Воронеже. Украина делает другие типы воздушного судна, мы говорим о нише турбовинтовых самолетов. У Украины хорошая машина, заказчики довольны. Но, к сожалению, наше сотрудничество прервано в том числе в авиационной сфере.

Что касается стоимости, мы рассуждаем не столько о цене приобретения, сколько о стоимости всего жизненного цикла машины. (…) Наша задача, конечно, предложить лучшие условия по сравнению с теми, которые предлагают западные производители — в том числе в части затрат.

Ссылка на основную публикацию